ЭРАСТ ФАНДОРИН

Спектакль с 20-летней историей, переживший не одну смену состава и обновленный несколько лет назад, «визитная карточка» театра, показ которой всякий раз встречает полный зрительный зал, — все это об «Эрасте Фандорине» в РАМТе.

«Эраст Фандорин» является театральной «адаптацией» первого романа Бориса Акунина «Азазель» из серии книг о приключениях русского Шерлока Холмса. Спектакль знакомит зрителя с еще молодым, но уже перспективным сыщиком Эрастом Фандориным (Михаил Шкловский). В руки к главному герою попадает очень странное и запутанное дело студента, средь бела дня покончившего с собой в парке. Казалось, неопытность Эраста воспрепятствует работе над выяснением обстоятельств произошедшего, однако молодецкий задор, горячность и твердая приверженность профессии становятся ключевыми факторами на пути к успеху в раскрытии настоящего мирового заговора.

Фандорин только-только замечает подозрительные неточности в деле и расхождения показаний – и вот уже мчится на поиски правды, минуя улицы, бульвары, скверы.  «Азазель» – произведение само по себе очень динамичное, предполагающее обилие локаций от Москвы до Лондона, персонажей и быструю смену событий. Как воссоздать эту атмосферу в условиях ограниченного сценического пространства, невозможности монтажа и склеек, чтобы детективная история не потеряла своей формы? Алексей Бородин, бессменный худрук театра, находит решение в трех ключевых вещах, создающих ритмику спектакля: в музыке, декорациях и пластике. Удивительно, как каждый из трех упомянутых ранее «атрибутов» спектакля дополняют друг друга.

Музыкальное сопровождение, будто самостоятельный герой, вырисовывает для зрителей более полную картину происходящего. Мотив каждой темы, мажорной или минорной, подчеркивает или даже предвосхищает настроение отдельной сцены. Более того, в «Фандорине» это ключ, подобно уликам в расследовании, к неоднозначным характерам персонажей. Наиболее показательна в этом отношении сцена смерти тайного агента Бриллинга (Дмитрий Кривощапов). Готовый убить Эраста, он нацеливает пистолет на недавнего «ученика» и не может сделать роковой шаг. Фоновая мелодия звучит медленно и беспокойно, передавая внутренние противоречивые чувства преступника, который успел заметно сблизиться с Фандориным. Последующая сцена схватки вчерашних приятелей приводит к неожиданному выстрелу и убийству Бриллинга. Музыкальная тема ускоряется и в кульминационный момент приобретает звучание победно-сочувствующего гимна.

Сценография «Эраста Фандорина» – творение опытной руки Станислава Бенедиктова. Декорации кружат в танце между сценами, сменяя друг друга. И это правильное решение в вопросе сглаживания «переходов»: перестановки громоздких элементов сценографии зачастую создают неоправданные паузы. Движение декораций происходит как идеально отлаженный механизм, и создается иллюзия «закулисного», параллельного основному действию мира. Сценографию нельзя назвать детально точной, но она емка в своем выражении: например, в самой первой сцене персонажи прогуливаются вдоль высокого забора, в котором сразу угадывается решетка Александровского сада.

Ритму в спектакле служит также пластическая составляющая: это и резкие выразительные движения, и настоящие танцевальные этюды. Фандорин бежит раз за разом театрально, на одном месте, воспитанники эстерната выполняют акробатические элементы, а любовная история рождается в танце.  Мария Рыщенкова, исполнительница роли Лизы, рассказывает:

– Мне кажется, это великолепно, что при сочинении этой роли Петя (актер Петр Красилов, первый исполнитель роли Эраста Фандорина. – Прим. ред) и Алексей Владимирович нашли такой необычный сценический ход: движения, постоянный бег Фандорина. На протяжении всего действия Эраст идет куда-то, гонится за кем-либо. И даже в самом финале, когда он готов убить себя, все равно принимает это решение – бежать дальше. Да, он спотыкается, он падает, но двигается вперед, пока не закрывается занавес. Для меня это какой-то образ воли к жизни. И это послание к нам, оно вне времени.

Действительно, мы привыкли думать, что детектив – это о мастерах дедукции, логического мышления, гениальных злодеях. Но «Эраст Фандорин» выносит историю за рамки узкого жанра. «Смотрите, на небе яркое весеннее солнце, распустились деревья, а вы устали не живши», – припоминает высказывание Ф. Достоевского один из героев. Через всю историю проносится лейтмотивом идея всепобеждающей жажды к жизни несмотря ни на что, – начиная от глупого самоубийства студента в самом начале и заканчивая трагическим финалом. Совсем юный мальчик сталкивается со смертью слишком рано, но его характер не сумеет сломить даже разлука с любимой. Здесь есть место и теме предопределенности, рока. Пожалуй, в истории Бориса Акунина трудно не заметить параллель с «Бедной Лизой» Карамзина. Сходство это осознает и сама «акунинская» Лиза: много раз представляла она себе красивую жизнь с Эрастом, за которой следовал трагический финал. Было ли это действительно предчувствием собственной судьбы? А может, просто романтическое воображение девушки? 

– У нас во втором акте есть сцена, которой нет в книге, – это танец Лизы и Эраста, – говорит Мария Рыщенкова. – Он актерский, поэтому нельзя сказать, что он какой-то сложный. Но там так все продумано… как будто они постоянно «распадаются». В конце танца, когда Фандорин хочет обнять Лизу, она выскальзывает из его объятий. Когда меня ввели в спектакль, я сперва подумала, что это просто какая-то игра, кокетство. Но Алексей Владимирович (А. В. Бородин, режиссер. – Прим. ред.) сказал, что это не так: у Эраста просто не получается ее обнять. И тут уже появляется совсем другой смысл. Это как раз и есть предчувствие того, что что-то случится. Мы, когда играем эту сцену, стараемся этот смысл удержать. И это… до мурашек.

Драматичность финала подчеркивается зацикленностью первого и последнего «кадра», но их, на первый взгляд, схожесть оборачивается игрой на контрасте. Все начинается у решетки Александровского сада и заканчивается там же. Вот только перед нами уже не тот Эраст Фандорин, обегающий со свойственными ему горячностью, веселостью и в какой-то степени дерзостью всю Москву и срывающийся в Лондон, чтобы раскрыть преступление. Мы видим удрученного горем седовласого молодого человека, который, несмотря на ужасную трагедию, находит в себе силы бороться, идти дальше, снова бежать, но уже не вместе, а наперегонки с финальной мелодией…

Уникальная семейная атмосфера РАМТа обеспечила этой постановке благополучную «преемственность» составов, благодаря которой «Эраст Фандорин» в следующем году отметит свой 20-летний юбилей. Актеры передавали с трепетом своих героев в руки младших коллег, помогая им создавать свое собственное прочтение и при этом не утрачивая важное. Такие перемены никоим образом не отразились на качестве спектакля, зритель продолжает ходить и смотреть любимую историю. Пожалуй, театр позволяет открывать совсем иные вещи и образы даже в знакомом сюжете, то, что порой не замечаешь между строк. Борис Акунин в свое время признался, что «театр сделал мои произведения лучше». Значит, Алексей Бородин вместе с другими постановщиками и актерами сумели найти то самое прочтение истории Фандорина, а также способ перенести ее в сценическое пространство и на протяжении долгих лет «оберегают» этот прекрасный спектакль.

Текст: Полина Захаренко
Ph: РАМТ

Мы в социальных сетях:

1516920571instagram-png-instagram-icon-1
twitter1600_edited.png

Почта для сотрудничества:

БЕС КУЛЬТУРЫ (С) 2020