МАША. ПРЕМЬЕРА

Разговор о 90-х сквозь вспышки фотокамер 

Фильм «Маша» был представлен полгода назад на «Кинотавре», где получил награду за лучший дебют. Недавно прошла его презентация в Санкт-Петербурге с участием режиссёра Анастасии Пальчиковой, а теперь фильм выходит в широкий прокат. Светская премьера состоялась в кинотеатре «КАРО 11 Октябрь». 

 

Светские господа и дамы медленно передвигались с точки на точку в окружении фотографов и журналистов с микрофонами — всё чин-чинарём.  Так сказать, полное погружение в видео «Похититель ароматов оценивает…», которое смотришь в пять утра.

Ольга Федотова

Максим Сапрыкин

В стороне от вспышек и микрофонов поговорили с актёрами Сергеем Кузнецовым, Анваром Нурмухамедовым и Алексеем Максименковым. Они сыграли боксёров, которые работают на «авторитета» Крёстного.

 

Невероятно повезло пообщаться с Владимиром Мишуковым, который не принимает участие в картине, но с удовольствием поделился своим мнением  о фильме и о 90-х в целом. 

 

Наполовину заполненный роскошный кинозал, Анастасия Пальчикова поблагодарила съемочную группу, актёров, все аплодируют, — и фильм начался. 

Признаюсь, первые минут семь фильма я пропустила, убежала из зала обратно к дорожке, чтобы пофотографировать прекрасных женщин: Аню Чиповскую, Полину Гухман, Ирис Лебедеву и Ольгу Гулевич и Анастасию Пальчикову. 

 

И наконец, мы с режиссёром, сценаристом,  и  со-продюссером фильма Анастасией Пальчиковой коротко поговорили о джазе, а потом Анастасия убежала, очевидно, в бар, праздновать успех, а я обратно в кинозал. 

 

Фильм производит непростое впечатление: жестокость смешивается с нежностью, очень сложно раздеить героев на «плохих» и «хороших», а глубокий джаз в исполнении Полины Глуховой и Ани Чиповской, словно пуховое одеяло, оберегает хрупкую психику от слишком жестоких сюжетных поворотов.

Владимир Мишуков

— Вам нравится фильм? (прим. автора — Владимир уже видел его на «Кинотавре») 

 

— Он мне очень нравится. Там выдающиеся актерские работы Максима Суханова и Полины Гухман. Потрясающая работа пятнадцатилетней девочки и взрослого маститого актёра, которого мы уже неоднократно видели в подобного рода ролях. Здесь, однако, я называю его работу «в 4D». Мы с ним крепко дружим, и, помню, сразу после просмотра фильма на «Кинотавре» первым делом я позвонил Максиму — он живёт в Германии — и всё свое восхищение вывалил в телефонную трубку.

 

— Вы с режиссёром фильма представители разных поколений,  ваше с ней видение 90-х различается? 

 

— Я не был в такой среде. Настя была, и видно, что она рассказывает то, о чём знает. Такое сразу чувствуется. И это не какие-то байки из склепа или страшилки: человек действительно понимает, о чём говорит, и, если толика из того, что там представлено, было в её реальной жизни — страшно об этом подумать, конечно. Но при всём это — документальная правда в эстетически-художественном осмыслении. Я считаю, что это просто очень хорошее кино 

— Джаз, наверное, тоже помогает художественному осмыслению, потому что это последнее, что ассоциируется с этим периодом.

 

— Нет, а вы представляете, если бы там был тяжёлый рок? И мы бы тоже сказали, что 90-е — это хеви-метал и так далее. А главное, что в отличие от сегодняшнего времени было ощущение перспективы несмотря на то, что там творилось очень много непотребного в эти годы. Сейчас, я думаю, непотребное творится где-то в закромах нашей родины, просто мы об этом не знаем. Но есть ощущение бесперспективной перспективы. В этом смысле многие официальные источники настаивают на том, что 90-е года — это время, что называется, беззаконное, и только благодаря нынешней власти, это всё прекратилось. Я думаю, что это оптический обман. 

 

— В понимании моего поколения 90-е — это страшная тёмная сказка, когда всё было так плохо, что все верили, что после станет хорошо. 

 

— Там не могло быть хорошо сразу после такого засилья коммунистов советской власти. И потом, когда на эту территорию посыпались деньги со всех сторон и люди ещё не умели с ними правильно обращаться, конечно, там всё это было... Чего там только не было.  В том числе и ощущение свободы. 

Сергей Кузнецов, Алексей Максименков

и Анвар Нурмухамедов

 

— Кто ваши герои? 

 

С.К.: Это обычные детдомовские ребята, которые попали под покровительство «отца», наверное, мастера по боксу. Пришли в секцию и начали работать «на папу». Люди, которые принимают участие во взрослении маленькой девочки. 

 

— Получается у юной Маши есть взрослые друзья? 

 

А.М.: Да, взрослые, и она на самом деле всех по-своему любила, по-настоящему.

 

— А вы, когда были в подростковом возрасте, мечтали... 

 

С.К.: (смеётся) ...взращивать девочку? 

 

— Нет, о взрослых друзьях, которые могли бы защитить и заступиться. 

 

С.К.: Они всегда были. По крайней мере, у меня. Просто я рос в таком прекрасном районе, как Тушино, поэтому да, у меня были друзья, которые могли меня защитить, они мне были необходимы. 

 

 

А.М..: Мы с Анваром как раз провели детство в 90-е, в боксёрской секции. Соответственно, всегда рядом находились старшие друзья, которые поддерживали и помогали, но мы все равно были сами по себе. 

 

— А Крёстный был, который держал всю эту боксёрскую контору? 

 

А.М.: Нет, Крёстного не было, у нас были тренера. 

 

А.Н.: Всё очень дисциплинированно было, до криминала никогда не доходило. А  «Маша» — фильм про криминал. На самом деле, такие «конторы» были делом обычным в то время, а их боксеров называли костоломами. Мы и сыграли этих спортсменов-костоломов, делающих всю грязную работу. 

 

А.М.: В основном это люди, которые не боксировали на соревнованиях, а просто ходили и тренировались ради того, чтобы научиться бить.

 

А.Н.: Крёстный просто в своих действиях направлял их, воспитывал, учил жизни своеобразно — через криминал. 

Анастасия Пальчикова

 

— Вы сняли сказку о 90-х или это реальность? 

 

— Это сказка о 90-х, да. Мне кажется, что это сказка. 

 

— И поэтому там играет джаз? 

 

— Да. Ну и она [Маша] любит джаз, хочет его слушать. Она в него прячется и пытается спастись за счёт джаза. 

 

— А вы его любите? 

 

— Да, обожаю! Это же мой автобиографический фильм. 

 

— В ваших песнях тоже очень прослеживается джазовая нотка. Вы не хотите вернуться на музыкальное поприще? 

 

— Я не знаю даже... Хочу, но вот сейчас выйдет фильм, а после мы уже что-нибудь выпустим, но это уже не будет основной историей. 

Текст: Полина Вагнер 
Ph: БЕС КУЛЬТУРЫ

Мы в социальных сетях:

1516920571instagram-png-instagram-icon-1
twitter1600_edited.png

Почта для сотрудничества:

БЕС КУЛЬТУРЫ (С) 2020